Политолог Сурен Саргсян накануне на своей странице в Фейсбуке сделал запись о том, что в Армению прибудет советник президента США Дональда Трампа, бывший мэр Нью-Йорка Рудольф Джулиани. Джулиани на президентских выборах был в команде консультантов Трампа, и то, что Трамп одержал неожиданную победу, подсказывает, что команда хорошо поработала. В то же время очевидный факт состоит и в том, что Рудольф Джулиани весьма эффективно работал в должности мэра Нью-Йорка, и в годы его правления был решен ряд ключевых проблем, считающихся неразрешимы для огромного мегаполиса на протяжении многих лет.

Все это подсказывает, какого калибра деятель прибудет в Армению. И если учтем и то, что Джулиани за последнее время будет, мягко говоря, не первым и не единственным, и не самым высоким по своему калибру – в ближайшие дни Армению посетит и один из самых влиятельных людей в нынешней американской политике – советник Трампа по вопросам национальной безопасности Джон Болтон, то получается весьма примечательная картина.

Армения оказалась в центре внимания нынешней администрации США, причем, внимания предметного, поскольку визиты советников или консультантов подсказывают именно о том, привычные к какой конкретно работе люди приезжают в Армению обсудить весьма конкретные вопросы. На прошлой неделе Армению посетил и заместитель помощника госсекретаря США по вопросам Европы и Евразии Джордж Кент. А в иерархии американской политики направление Европы и Евразии весьма важное, также и занимающиеся этими направлениями чиновники – дипломаты, играющие важную роль.

И в дополнение ко всему этому – посол США Ричард Миллз своими так сказать прощальными заявлениями, которые в Армении, однако, были восприняты немного странно. Из них общество Армении или так сказать – большинство предопределяющих общественное мнение, сконцентрировались на известном заявлении о сдаче территорий – в том случае, когда уходящий, уже бывший посол Миллз сделал иную фундаментальную констатацию – о том, что армянский народ против этого, то есть, что именно народ против сдачи территорий, а не власти. Уходящий, то есть, уже не скованный дипломатическими обстоятельствами посол делает это заявление накануне визитов высокопоставленных американских чиновников в Армении, накануне, так сказать, волны этих визитов.

Таким образом посол накануне этих визитов властям Армении дает весьма гибкую возможность в работе с американскими чиновниками – перед их визитами делая субъектом именно общество. И это, конечно, не касается исключительно Арцахского вопроса. То есть, вовсе не однозначно, что они приезжали или приезжают, привозя что-то новое в Арцахском вопросе, и Миллз говорит, что народ против.

Проблема Арцаха с самого начала своим глубинным военно-политическим значением для армянской государственности и региональной политики имеет абсолютно более глубинное значение, нежели конкретно конфликт между двумя субъектами. И это глубинное значение предполагает всеохватывающие рамки также и в других многочисленных вопросах, и в этом смысле арцахский вопрос и позиция армянского народа в этом вопросе, по сути, являются центром армянской государственной стратегии, и посол Миллз указывает приезжающим в Армению американским чиновникам именно на этот центр.

Иными словами, в активной фазе армяно-американских высокопоставленных и в каком-то смысле беспрецедентных контактов, завершающий свою дипломатическую миссию в Армении посол Миллз показывает новый центр «тяжести» армяно-американских отношений, откуда и надо начать выстраивать отношения нового характера и содержания, нежели те представления, которые посол США на уровне взаимоотношений между американским правительством и властями Армении на протяжении 25 лет оценил, как «неверное представление».