- Власть утверждает, что все, что было обещано народу, она выполнила. Вы с этим утверждением согласны?
- Абсолютно не согласна. Потому что обещания, задекларированные шаги, которые должны были быть реализованы до парламентских выборов, не выполнены. Вряд ли общественность изначально вышла на революцию лишь для того, чтобы провести внеочередные парламентские выборы. Это совершенно новый вопрос повестки, который был поднят перед общественностью только в сентябре-октябре. Тогда как в утвержденной программе правительства вопрос сроков выборов оговаривается иначе: в течение года. Повторюсь, я сильно сомневаюсь, что люди вышли на улицы ради внеочередных парламентских выборов. Их требованием было "откажи Сержу", и результат был достигнут. Что же до остальных обещаний … Если это называется 100-процентным выполнением дорожной карты, то не было смысла вообще писать программу правительства, разрабатывать дорожную карту. Можно было обозначить один пункт и всеми возможными и невозможными способами добиться его реализации.
- В чем тогда причина столь поспешного проведения внеочередных парламентских выборов?
- Признаться, для меня до сих пор этот вопрос открыт. Не было представлено ни одной серьезной причины, ни одного серьезного аргумента. Почему в декабре, если ни одно положение программы не выполнено? В конце концов, мы должны были пойти на выборы с новым ИК, который требовал достаточно длительной работы. Парламентские фракции проделали основную часть работы, созданная правительством рабочая группа тоже работала. Оставалось сопоставить их результаты и единым проектом представить на одобрение в НС. Однако в течение всего сентября и октября ничего сделано не было. Лишь после того, как было принято решение провести выборы в декабре, проект ИК в спешном порядке был направлен в НС. Да еще на обсуждение в 24-часовом режиме. Это неуважение по отношению к ИК - важнейшему документу.
- Неуважение к ИК или все же к парламенту шестого созыва?
- Не могу позволить себе сделать подобное предположение. Однако это было несерьезно прежде всего именно со стороны правительства. Потому что оно тем самым отнеслось несерьезно к своей же программе. В конце концов, эта программа была утверждена нынешним парламентом. Если последний заслуживает такого отношения, если парламент столь несерьезен, тогда для чего он избирал премьера, для чего программу правительства представляли на утверждение этого НС?
- Вы сказали, что причины столь поспешного проведения выборов так и не были озвучены партией власти. А каковы ваши версии?
- Версии есть разные, и все они небезосновательны. К примеру, страх, что со временем эйфория пройдет и партия власти потеряет голоса. Другая версия та (я далека от мысли, что за всем этим нет никакой внешней силы), что спешного проведения выборов потребовали стоящие за всем этим силы. Достаточно вспомнить заявления посла Ричарда Миллса, советника президента США Джона Болтона, чтобы допустить, что указания были. Я не могу это утверждать, но допускать такой вариант вполне возможно. В конце концов, может быть и иная причина, которая со временем, так или иначе, всплывет наружу.
- Что предлагает АРФД избирателю? Почему он должен отдать свой голос дашнакцаканам?
- Из участвующих в предвыборной кампании партий АРФД сегодня, по сути, единственная, которая ставит во главу угла повышение роли государства в вопросе развития экономики страны. Все силы являются сторонницами либерально-экономической системы, свободных рыночных отношений. Но плоды либерализации рынка мы уже видели начиная со времен Левона Тер-Петросяна, когда все было распродано и разграблено, промышленность пришла в упадок и понадобилось много лет, чтобы вылезти из этой ситуации.
Сегодня при том, что на фоне 800 тысяч неработающих имеется 350 тысяч работающих, говорится об ожидающихся колоссальных сокращениях. То, что за рубежом перед потенциальными инвесторами нельзя было представлять 800 тысяч граждан лодырями, не желающими работать и стремящимися жить на пособие, - отдельный вопрос. Так же как и дальнейшие объяснения - уже для внутреннего потребления, что сказанное не так поняли. Факт в том, что эта мысль уже прозвучала перед потенциальными инвесторами, частным сектором, куда правительство направляет тех, кто подпадет под сокращение.
Сегодня говорится о необходимости сокращения более 100 тысяч общественных служащих, о необходимости закрытия фондов и ГНКО, выдвигается мысль переизбытка10 тысяч учителей. Если суммировать эти цифры, сопоставив их с бюджетом будущего года, то станет ясно, что правительство не наметило развития в плане создания рабочих мест ни одной отрасли. Бюджетом не предусмотрено новых рабочих мест, из 350 тысяч предполагается, что 150 тысяч подлежат сокращению. И всех правительство направляет в частный сектор, имеющий весьма туманное будущее…
АРФД - партия, которая говорит, что так делать нельзя. Это означает, что государство осознает, что не может взять на себя ответственность в вопросе обеспечения своим гражданам достойного будущего, что государство сбрасывает с себя эту обязанность. "Дашнакцутюн" - социалистическая партия, которая всегда ставит во главу угла роль государства в этих вопросах. Мы - партия, которая годы напролет говорит о такой важной идее, как социальная справедливость. Государство должно проводить такую политику, чтобы сформировать средний слой. А направляя людей в частный сектор, государство сегодня, наоборот, изначально освобождает себя от подобных обязанностей, заранее страхуясь от упреков. Завтра нынешняя партия власти может сказать, мол, мы изначально говорили, что являемся сторонниками либерального рынка, пусть бы не выбрали нас.
- АРФД всегда говорит, что имеет своего постоянного избирателя. Вы и теперь так думаете? Какие уроки АРФД извлекла из столичных выборов?
- Эти выборы не должны быть критерием, поскольку на самом деле они не были выборами Совета старейшин Еревана. С самого начала проводилась идея вотума доверия Николу Пашиняну. Избиратель попросту не пошел на выборы, потому что серьезный, думающий избиратель понимал, что он идет не на выборы Совета старейшин, а на референдум, необходимости в котором он в этот момент не видел. Не надо забывать, что у нас было 57% "неучастия". Объяснения, что это находящиеся за пределами страны люди, абсурдны. У нас нет такого объема миграции. В противном случае где в бюджете шаги, которые должны стимулировать приток населения?
- В последнее время дашнакцаканы часто заявляют, что отныне войдут в коалицию только при условии несения полной ответственности. Но о том, что АРФД полностью разделяет ответственность, мы слышали и раньше, в частности, два года назад, когда АРФД вошла в коалицию с правящей РПА…
- Нет, эта мысль раньше не озвучивалась. Мы сформировали коалицию с РПА не для того, чтобы составить большинство. Коалиция была сформирована вокруг вопросов повестки, обозначенных в меморандуме: создание парламентской системы управления, переход к 100-процентной пропорциональной избирательной системе, разделение ветвей власти, передача контрольных функций оппозиции, отзыв подписей из-под армяно-турецких протоколов. Именно вокруг этих вопросов мы в 2016-м сформировали коалицию, причем все пункты выполнили. Возможно, можно было бы достичь большего в этой коалиции, но какая парламентская сила, имеющая в НС фракцию из 5 или больше депутатов, может похвастаться такими достижениями в ходе своей парламентской деятельности?
Не следует забывать, что эти требования АРФД ставила постоянно в течение последних 20 лет, и пусть никто не пытается связать их с Сержем Саргсяном и с коалиционным соглашением с РПА. Это был исторический момент, когда у нас появилась возможность их реализовать. И мы пошли на этот шаг, осознавая, что эта коалиция снизит наш рейтинг. Ведь наша цель была не прибавить себе пару мандатов или портфелей, а решить важнейшие для страны задачи. АРФД знала, на что идет. А чего хотели наши партнеры по коалиции? Хотели, чтобы мы разделили с ними ответственность. Мы это сделали, и после реализации вопросов повестки мы что, должны были сказать: все, соглашение разрываем и более не разделяем с вами ответственность? Насколько это было бы морально?
Замечу, что мы и с нынешней властью пошли на соглашение не коалиционное, а устное, создав с ней правительство согласия. Соглашением в данном случае являлась программа правительства с обязательствами, в частности, изменить ИК, прежде чем пойти на внеочередные парламентские выборы, дать время общественности и партиям "переварить" новый ИК, избавиться от суперпремьерских полномочий, передав силовые ведомства в компетенцию НС… Взамен на это мы выбрали премьера и приняли программу правительства. А правительство во главе с Николом Пашиняном заявило, мол, все, вы нам больше не нужны, мы своего достигли. Насколько это нормально? Мы бы так поступить никогда не могли и не считаем, что это правильно.
- Пашинян с трибуны НС напомнил дашнакцаканам, что они часто меняют коалиционных партнеров…
- "Дашнакцутюн" не меняет партнеров, а напоминает им, что мы свои обещания выполнили, а вы - нет. Так что большой вопрос, кто отказывается от коалиционного партнера.
Повторюсь, нашей целью было не прибавить себе пару мандатов или портфелей, а решить важнейшие для страны задачи. В числе которых полноценный переход к парламентской системе управления, способной избавить нас от политической и, как следствие, от экономической монополии. Впрочем, сегодня мы видим опасность. Не дай бог, чтобы результат парламентских выборов был таким же, как во время ереванских. Это будет та же политическая монополия, но куда более опасная, чем прежде. Потому что тогда РПА составляла большинство, получив 54%. Не дай бог, чтобы в руках одной партии было 70% мандатов. Это будет означать, что одна партия, один человек может поменять полностью Конституцию.
- А вы думаете, что итоги выборов будут другие? Многие считают, что они предрешены...
- Я надеюсь, что общественность поймет, что единовластие является угрозой номер один для нашей страны. Я надеюсь, что общественность поймет: чем больше партий представлены в НС, чем больше разных подходов, тем выигрышнее будут перспективы нашей экономики, страны, государственности. Если у нас будет единоличная политическая монополия, опасность которой вполне очевидна, это создаст много серьезных трудностей для страны, вернутся времена Левона Тер-Петросяна, страна вновь будет переживать тот период, но в куда худшем состоянии, с куда более тяжелыми последствиями. Осознание этой угрозы, надеюсь, нам удастся в предвыборный период донести до нашей общественности.