Возникшая из-за разногласий стран-членов Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ) в вопросе нового генсека кризисная ситуация продолжает обсуждаться в прессе, в медиа-экспертных кругах. Причем, эти обсуждения часто выходят за узкие рамки значения и роли ОДКБ или суждений о вероятных вариантах решения данной проблемы, и вопрос рассматривается в более широком и интересном контексте. С этой точки зрения очевидно, что подобного рода конфликты определенно отражают взаимоотношения между странами-членами ОДКБ, ЕАЭС, а также логику развития событий в постсоветском регионе вообще. Именно в этом контексте и выясняются те вопросы, какие проблемы есть, например, у Беларуси и Казахстана с Россией или Арменией, или каким образом произошедшие в Армении политические перемены повлияли на отношение этих же союзников к новому руководству Армении.

Например политический обозреватель белорусской службы Радио Свобода Юрий Дракохруст выразил мнение, что Казахстан и Беларусь выступили против предложения назначить представителя Армении на пост генсека ОДКБ, потому что «авторитарных лидеров ОДКБ больше всего пугает то обстоятельство, что в Армении нарушен принцип бессменности власти и более того – вследствие этого Никол Пашинян пытается изменить статус-кво в ОДКБ».

В сущности, белорусский аналитик повторил высказанную в интервью Первому Информационному точку зрения политолога Ричарда Киракосяна, что правящий режим Азербайджана боится Никола Пашиняна и тех перемен, которые он символизирует. По мнению Киракосяна, это «ужасающий мессидж» не только Алиеву, но президенту Казахстана Назаебаеву, президенту Беларуси Лукашенко и президенту России Путина.

Комментируя свои слова в беседе с Первым Информационным, Юрий Дракохруст объяснил, что его мысль не состоит в том, что Пашинян может рассматриваться как «какой-то ужас, страх и перспектива «мене, текел, фарес» для Назарбаева и Лукашенко», потому что у Лукашенко, например, есть большой опыт общения с такими революционерами, как Пашинян. Те изменения, которые произошли в Армении, может быть немножко беспокоят авторитарных лидеров постсоветского пространства, но не пугают, потому что им пока нечего боятся внутри своих стран. Просто, по словам белорусского аналитика, Назарбаев и Лукашенко, как опытние политики, пытаются «сломать» «новичка» Пашиняна, как старослужащие в армии «строят» новобранцев. Они хотят «попробовать его назубок».

– Господин Дракохруст, Вы сказали, что лидеров ОДКБ больше всего пугает то обстоятельство, что в Армении нарушен принцип бессменности власти. То есть, они, мягко говоря, не в восторге от того, что их новым партнером из Армении стал человек, который олицетворяет те демократические изменения, которые они рассматривают как возможную угрозу для их политических режимов. И это было одним из факторов, повлиявших на позицию Назарбаева и Лукашенко по этому вопросу.

– Да, я считаю, что это по крайней мере один из мотивов этого решения. То есть, условно говоря, если бы руководителем Армении остался Серж Саргсян и ему по каким-то причинам разонравился Юрий Хачатуров, и он решил, что нужно отозвать его от должности генсека ОДКБ, то я не думаю, что реакция других стран-членов ОДКБ была бы такой резкой и такой нервной. Возможно, ему бы пошли на встречу. Это, на мой взгляд, один из факторов. А другой фактор – то, что, насколько я понимаю, в уставе ОДКБ не написано, что страна имеет исключительное право в любой момент, когда ей захочется, отозвать своего представителя с должности международного чиновника. Насколько я понимаю, там так не написано. Поэтому есть некая коллизия. То есть, условно говоря, юристы из армянского МИДа говорят: «а мы считаем, что по духу и по букве устава ОДКБ мы можем отозвать нашего представителя». А другие юристы в Астане, в Минске говорят: «Нет, вы знаете, как мы понимаем договор, если вы выдвинули своего представителя на пост генсека, избрали, а потом его нельзя отозвать без согласия всех остальных». Я может немножко фантазирую, но думаю, что это близко к тексту. А на самом деле, под этим всем есть конечно политический конфликт. Если бы у Армении был другой лидер, если бы это не был Пашинян, то может быть он бы махнул рукой. Но поскольку он революционер, то он говорит, что «Я не хочу, чтобы представитель прежнего режима занимал эту должность». А его оппоненты – Назарбаев и Лукашенко, говорят: «Нет, мы не согласны на это».

– В том то и проблема, что оказалось, в уставе ОДКБ отсутствует разработанный механизм действий при досрочном прекращении полномочий генсека (будь то отзыв, тяжёлая болезнь, смерть и т.п.). Но несмотря на это, Назарбаев заявляет, что на следующей встрече лидеров ОДКБ в Санкт-Петербурге будет принято решение о назначении представителя Беларуси Станислава Зася на пост генсека. Это вообще корректно?

– Я считаю, что в данном случае это не имеет большого значения. Это политический процесс, политический конфликт. Вы верно заметили – как должны решаться такие конфликты, если это прямо не прописано черным по белому. Ответ очень простой – в результате борьбы. Кто победит, тот и выиграет. Это тавтология. И вы знаете, в общем-то достаточно сложно все прописать и оно не всюду прописывается. Если вы помните, несколько лет назад Варшава в довольно резкой форме потребовал, чтобы Дональд Туск был отозван с поста председателя Европейского союза. Аргументация была похожа на ту аргументацию, которую выдвигает Никол Пашинян. Этот человек утратил наше доверие, отравил доверие польских избирателей, поэтому он не может стоять во главе Евросоюза. На что, так сказать, «гранды» Европы сказали: «Вы видите эту ситуацию так, а мы видим эту ситуацию иначе, поэтому будет у нас Туск, и ничего вы не сделаете».

– Но если мы будем руководствоваться той логикой, что Назарбаев и Лукашенко выступили против Пашиняна из за того, что он символизирует те внутренее политические изменения, о которых мы уже говорили выше, потому что он демократ и т. д. Но по этой логике они должны будут выступать против всех предложений и действий Пашиняна. Но мы же понимаем, что если альянс Пашиняна выиграет на предстоящих выборов парламента Армении (и, по всей вероятности, так и будет, потому что он, по сути, вне конкуренции), и он укрепит свою власть, то тогда и Россия, и Казахстан с Белоруссией, и другие страны ОДКБ и ЕврАзЭС будут вынуждены смирится с тем фактом, что он является новым руководителем Армении и с ним нужно считаться, несмотря на то, что у них, возможно, нету особой симпатии к нему. Не так ли?

– Нет, по-моему, вы немножко жестко формулируете мою мысль. Дело не в том, что Пашинян – это какой-то ужас, страх и перспектива «мене, текел, фарес» для Назарбаева и Лукашенко. Ну да, им неприятно общаться с революционером. Хотя господин Лукашенко, так сказать, очень конструктивно общался с такими революционерами, как Саакашвили, Ющенко, как Бакиев – в свое время тоже лидер революции. И у него вполне рабочие отношения были с этими людьми. У него нет такого «священного» ужаса – о Боже, революционер пришел. Он уже на своем веку революционер поведал. Понятно, что в любом случае отношения конечно же сложатся конструктивные, по крайней мере – рабочие, и никто не собирается, что называется, посылать войска и подрывать власть Пашиняна. Но в этой ситуации у них возникла возможность «сломать» его, потому что возникла некая непрописанность в международных правилах, и они пытаются воспользоваться этим. Это можно сравнить с ситуацией в армии, когда старослужащие, так сказать, строят новобранцев. Пашинян молодой, а они опытные политики, десятилетиями в своих креслах сидят, и хотят испытать его: «Ну парень, давай попробуем тебя назубок. Как ты? Умеешь играть в эту игру?». Я думаю, что Пашинян им и ответил: «Давайте попробуем, давайте посмотрим, кто выиграет!». И кроме всего прочего, он, что называется, «свежий», молодой. Не важно – революционер или консерватор. Он недавно пришел к власти, а они – давно. И поэтому это вполне естественно. Так часто в мире происходит, когда новичка «пробуют назубок», даже искусственно конструируя какой-то кризис. Хотят увидеть, у него есть зубы? Он сильный или слабый? И Пашиняну нужно как-то выйти из этой ситуации.

– А эта волна демократических перемен может из Армении переместиться в другие страны постсоветского пространства – Азербайджан, Беларусь, Казахстан, Россию и так далее? Есть ли такая перспектива?

– Я бы сказал, что по всей вероятности – нет, потому что ситуация в Азербайджане, Беларуси, Казахстане совершенно другая, непохожая на Армению. В этом смысле произошедшее в Армении – явление уникальное. Это то же самое, когда мы садимся в машину и пристегиваем ремень безопасности. Вы боитесь, приходите в ужас от мысли, что можете погибнуть в аварии? Нет, не приходите в ужас, но в любом случае понимаете, что определенный риск есть, и по этой причине и пристегиваете ремень. Следовательно, я не считаю, что Алиев, Путин или Лукашенко сидят и ужасаются – «Боже мой, в Армении революция, а завтра она произойдет у нас». Нет, я не думаю, что это так. Тем не менее, произошедшее в Армении – определенный пример. Таким же примером была и «арабская весна», когда режимы падали как костяшки домино. Так бывает. Вопрос не в том, что белорусы или казахи могут воспользоваться опытом Армении. Просто произошедшее в Армении в очередной раз напоминает, что так бывает в разных странах мира, в том числе и в такие моменты, когда этого никто не ждет. А это напоминание беспокоит. Это более точное слово, нежели страх, поскольку этим лидерам внутри своих стран пока бояться нечего.

– По сути, есть три варианта решения вопроса нового генсека ОДКБ. Первый – назначить предложенного Арменией Вагаршака Арутюняна, второй – представителя Беларуси Станислава Зася, и третий – Россия предлагает, чтобы обязанности генсека продолжил исполнять заместитель генсека Валерих Семериков. Какой из вариантов пройдет?

– Я считаю, что компромиссный вариант, конечно, заключается в том, чтобы россиянин Валерий Семериков продолжил исполнять обязанности генсека. Он в равной степени не устраивает всех, но именно в равной степени – потому что именно в плане этого варианта ни Пашинян не выступает категорически против этого варианта – не говорит, так сказать – «костьми лягу, чтобы этого не допустить», ни Лукашенко и Назарбаев не говорят – нет, мы этого ни в коем случае не допустим. Так что, если стороны придут к согласию в среднем – компромиссном – варианте, то этот вариант представляется самым вероятным, самым реалистичным. Но могут быть и другие решения. Тем не менее, вероятность принятия этого среднего варианта высока по той причине, что конфликт стал публичным, и все видят, все знают – что тут происходит. И все узнают, чем все закончилось. В этом смысле ясно, что если Пашинян скажет, что «нет, будет наш кандидат – такой-то», но условно говоря, станет Беларусь как сказал Лукашенко в ответ Пашиняну – нет, не будет ваш, будет наш, тогда я бы не сказал, что репутация Пашиняна рухнет в Армении, но другие, конечно, по крайней мере будут руки потирать и посмеются – «смотрите, герой, попытайся у Лукашенко выиграть». С другой стороны, Назарбаев и Лукашенко тоже не хочется, чтобы их одолел молодой революционер, чтобы кто-то про них говорил – «вы слабаки, ребята». И поскольку в этой ситуации никто не хочет выглядеть «слабаком», то вариант российского временно исполняющегося обязанности генсека кажется наиболее вероятным. В случае этого варианта никто не окажется в роли слабака.