Споуксмен РПА Эдуард Шармазанов заявил, что на саммите ОБСЕ в Астане открытым текстом было заявлено, что квота Армении на назначение генсека передается Беларуси, и это очередной провал Никола Пашиняна. До этого экс-министр обороны и претендент на место первого зампредседателя РПА Виген Саркисян, который, скорее всего, и возглавит предвыборные списки РПА, написал в своем Фейсбук, что Николу Пашиняну как воздух нужна сильная оппозиция, чтобы можно было воспротивиться предстоящему давлению на Армению по Арцахской проблеме после выборов. Видимо, он исходил из заявлений Джона Болтона в Ереване о легитимности Пашиняна и ожиданиях прогресса по Арцахской проблеме.

Хотя заявление Болтона было о том, что Пашиняну оппозиция, собственно, не нужна, по крайней мере, в этом вопросе, потому что противиться давлению ему поможет легитимность. На деле Болтон в Ереване призвал сопротивляться давлению.

А откуда давление, и от кого Армения унаследовала проблему? Об этом Виген Саркисян умалчивает, потому что давление исходит от евразийского сообщества. Против этого сообщества они ничего не могут поделать, проще говорить против Пашиняна, Миллза или Болтона.

Виген Саркисян в каком-то смысле прав насчет «сильной оппозиции»: Серж Саркисян в свое время оказался не в силах воспротивиться этому давлению, потому что не обладал легитимностью и не имел оппозиции. То есть, оппозиция была, но она присягала в большей верности России и евразийскому сообществу, чем Серж Саркисян. Саркисян в свою очередь заверял в своей приверженности Москве.

В итоге прессинг со стороны евразийского сообщества дал Азербайджану право на войну, которое он реализовал в апреле 2016 года. Запад не стал мешать, считая это бессмысленным, потому что только экзистенциональное обострение могло разбудить армянское общество и указать на степень опасности дисбаланса внешней политики, когда власти и невласти соревнуются в заверении верности евразийскому сообществу.

Причем, обе стороны занимались тем, что называли экспертов и СМИ, указывающих на необходимость баланса в политике, прозападным и антироссийским заказом. На деле речь шла о уравновешивании политики и недопущении скатывания страны в пропасть. Эти голоса глушились, пока общество не пробудилось от набата войны.