На совместной пресс-конференции с генсеком ОБСЕ Томасом Гремингером глава МИД России Сергей Лавров обратился к переговорам, проходящим в рамках Минской группы ОБСЕ и вопросу участия Арцаха в этих переговорах.

«Мы уже комментировали заявления премьер-министра Армении Никола Пашиняна о вовлечении Арцаха в число участников переговоров. Это та проблема, которую должны решать конфликтующие страны. Было время, когда представители Нагорного Карабаха участвовали в переговорах, но формат изменился, и уже много лет переговоры ведутся только Арменией и Азербайджаном. Разумеется, мы исходим из того, что Армения учитывает подходы Нагорного Карабаха в переговорном процессе. Изменение формата переговоров требует согласия обеих сторон, которого в настоящий момент нет», – сказал Лавров.

Позиция главы внешнеполитического ведомства России, конечно, многослойна, и при желании ее можно истрактовать по-разному. Например, при большом желании можно констатировать, что Москва не против позиции Еревана, давая понять, что мяч находится на поле Баку.

Но слова главы МИД России не подвергаются этой логике – как минимум по нескольким причинам.

Дело в том, что Лавров намекает, что Армения в переговорном процесс представляет также и Арцах – этим самым искажая суть Карабахской проблемы – нечто, что чревато очень опасными последствиями, рисками отвержения софистики Арцаха. В этой плоскости достаточно адекватна позиция Никола Пашиняна, что у него нет мандата на то, чтобы представлять народ Арцаха.

И, наконец, вчера министр иностранных дел РФ по вопросу Карабаха выступил и с другим не менее примечательным заявлением. Он сказал, что Москва приветствует договоренность глав Армении и Азербайджана активировать контакты в вопросе урегулирования Карабахского конфликта, но в то же время отметил, что до завершения бурного внутриполитического процесса в Армении едва ли появиться возможность серьезно заняться этим вопросом.

«До тех пор, пока в Армении не будут завершены весьма бурные внутриполитические процессы, едва ли появится возможность серьезно рассматривать конкретные варианты для выхода из кризиса и полноценного обеспечения урегулирования Карабахского конфликта», – сказал глава МИД РФ. Лавров тактично намекает, что это внутриполитическая ситуация в Армении является основной причиной торможения переговорного процесса, фактически, снимая с Баку ответственность за невыполнения венских и санкт-петербургских договоренностей.

Глава МИД России косвенно развивает активно муссируемую в эти дни в российских СМИ версию о том, что якобы Пашинян умышленно выдвигает вопрос участия Нагорного Карабаха в переговорах – с целью не возобновления переговорного процесса.

Если подытожить позицию главы МИД РФ, то должны констатировать, что Москва, по сути, считает нереальной карабахскую повестку Пашиняна, в то же время намекая, что в данный момент не считает возможность активизацию переговорного процесса. Этот ответ Лаврова, по сути, также является тонким намеком на последние заявления советника президента США Джона Болтона, которые предполагали активные развития также и вокруг Карабахской проблемы. Москва же намекает, что не склонна пересмотреть статус-кво, давая понять, что именно ей принадлежит последнее слово в регионе.