Правительство обсуждает применение механизма конфискации имущества без обвинительного судебного заключения, заявил премьер-министр Армении Никол Пашинян, отвечая в парламенте на вопрос депутатов во время представления пятилетней программы правительства, передает Новости-Армения.
    "ПОНИМАЮ, что эта формулировка может показаться странной, но хочу сказать, что у нас есть обоснования: с позиции Европейского суда по правам человека это считается нормальной практикой в борьбе с коррупцией, то есть не считается ограничением прав человека", - заявил Пашинян. Он отметил, что данный механизм является элементом переходного правосудия.
    "Бывают случаи, когда гражданин должен объяснить источник получения своего имущества, и в данном случае действует не презумпция невиновности, а презумпция вины. Если человек не может доказать, что приобрел имущество законным путем, то приобретение данного имущества считается незаконным", - сказал Пашинян.
    НО НЕВОЗМОЖНО УМОЛЧАТЬ: это заявление премьера произвело эффект разорвавшейся бомбы, что было бы вполне естественным, если бы не один маленький нюанс: все были готовы услышать из уст Пашиняна нечто подобное. По сути, анонсировал он данную тему еще в первые постреволюционные месяцы. Причем не намеками и мессиджами, а вполне открытым текстом. Стоит ли теперь удивляться тому, что в стране на полном серьезе задумали провести экспроприацию имущества, стоит ли удивляться планам по отказу от такого ключевого элемента права, как презумпция невиновности? Повторюсь, Никол Пашинян предупреждал о таких намерениях. И вовсе не только внесением в повестку "новой Армении" идеи переходного правосудия.
    Пожалуй, первым таким предупреждением, если хотите, анонсом стало дело Манвела Григоряна. Если кто забыл, то напомню, что тогда, сразу же после задержания генерала, Пашинян в своем фейсбуковском лайве рассказывал леденящие кровь истории о проделках Манвела. Оговорюсь сразу, Пашинян тогда не забыл о презумпции невиновности. Более того, он подчеркнул, что не хочет нарушать чью-либо презумпцию невиновности, но... Да, формально он может и не нарушил ее, периодически отмечая, что Григорян "подозревается", что есть "обоснованные подозрения" и т.д. Тем не менее этими подозрениями были навешаны ярлыки, ослепленная яркостью которых общественность просто забыла о необходимости наличия фактов и доказательств. Кстати, сила этих ярлыков была продемонстрирована спустя несколько месяцев, когда вышедший под залог генерал вновь оказался за решеткой под давлением группы "гордых граждан". Про презумпцию невиновности они тогда, разумеется, не вспоминали. Да и Пашинян им об этом не напоминал…
    ВПРОЧЕМ, примеров экспроприации тоже было немало. Правда, эти случаи оправлялись в рамки добровольности, у фигурантов уголовных дел и криминальных историй неожиданно просыпалась совесть и в заботе об интересах государства они расставались с частью своего имущества и капитала. Точнее, изъявляли такое желание, согласно сообщениям агитпропа. Но, как известно, к добровольности можно и принудить, а совесть нередко пробуждается страхом. В этом контексте стоит вспомнить, как экс-глава таможенной службы Армен Аветисян решил пожертвовать государству гостиницу "Голден Палас" в Цахкадзоре, или как, согласно сообщению пресс-секретаря премьер-министра, брат третьего президента Сержа Саргсяна Александр Саргсян перечислил в бюджет 18,5 млн долларов. Ну чем все это не экспроприация? Просто проходила и проходит она в латентной форме. Заметьте, личное имущество и капитал переходят в собственность государства без решения суда…
    Как бы то ни было, но к внедрению механизмов конфискации частной собственности, отказу от принципа презумпции невиновности премьер готовил почву давно. И сегодня, признаться, несколько удивительным представляется то, что кого-то инициатива Пашиняна все еще удивляет.
    Другое дело, что она должна настораживать. Причем всех без исключения. Например, тех, кто на отправленные заграничными родственниками деньги купил машину или квартиру. Легальное происхождение этих средств доказать документально вряд ли многие смогут. Зато несоответствие ценности имущества доходам его владельца зачастую очевидно и естественно и, согласно предлагаемой концепции, подозрительно. А это значит, что в своеобразной группе риска окажется любой, скажем, госслужащий, обладающий машиной. Тем более - дорогой машиной. Согласно идее, озвученной премьером, ее (машину) могут запросто отобрать.
    НАСТОРАЖИВАТЬ идея должна еще и по той простой причине, что практическая конфискация имущества будет встречать сопротивление собственников, скажем так, на местах. Причем сопротивление ожесточенное, с одной стороны, сопротивление внесудебное - с другой. Какие конкретные формы может принять оно (сопротивление), можно лишь догадываться. Но явно все это не укрепит доверие общества к государству, не повысит степень его уважения к закону.
    Как отразится озвученная премьером идея на бизнес-климате в стране, ее инвестиционной привлекательности, и вовсе говорить не имеет смысла. Не имеет смысла говорить и о том, что использоваться презентованный механизм будет в качестве средства давления и репрессий со стороны власти. Да и применяться он (механизм) будет избирательно.
    На самом деле есть все основания полагать, что данный механизм задуман как способ легитимизации того правового беспредела, который уже почти год царит в стране. Задуман он для закрепления преимущества ярлыков над аргументами, фактами, доказательствами и уликами. Есть все основания полагать, что конечной целью замысла являются большой передел собственности и обеспечение материальной базы для формирования новой элиты.     Разумеется, сопровождаться этот процесс будет лозунгами о возврате народу "награбленного за годы правления Кочаряна и Саргсяна". Другое дело, что эти лозунги сегодня воодушевляют "гордых граждан новой Армении" все меньше и меньше. Потому как скрыть примеры откровенного расхождения их (лозунгов) содержания с реальностью власти становится все труднее. Ей все труднее объяснить общественности, почему, скажем, необходимо раздавать премии чиновникам за счет налогоплательщиков? Будет еще труднее объяснить, почему отобранное у старой элиты становится бонусом для элиты новой? Впрочем, соблюдая презумпцию невиновности, не стану утверждать, что будет именно так. Хотя можно было бы сослаться на презумпцию виновности и попросить авторов идеи доказать, что будет иначе... golosarmenii

    Ара МЕЛИКСЕТЯН