Дискуссия между Баку и Ереваном относительно перспектив урегулирования нагорно-карабахского конфликта стала приобретать крайне закрученный характер. Особенно после того, когда пресс-секретарь премьер-министра Армении Владимир Карапетян заявил: "Нам непонятно, почему президент Азербайджана упорно отказывается общаться с собственными, по его мнению, гражданами. Премьер Никол Пашинян неоднократно говорил, что он уполномочен представлять Армению. Он не может представлять Нагорный Карабах на переговорах. Думаю, было бы весьма логично, если бы было прямое общение между президентом Арцаха и руководством Азербайджана".


    ЕРЕВАН предпринимает попытку вернуть ситуацию ко временам Гейдара Алиева, который в 1990-х годах не только отказался открывать "второй фронт" со стороны Нахичевани, но и вел переговоры с Арменией и Нагорным Карабахом. Причин тому было несколько. На наш взгляд, главная заключалась в том, что опытнейший политик советского периода придерживался собственной грамотной диагностики ситуации. Алиев понимал, что, во-первых, нагорно-карабахский конфликт имеет внутреннюю природу и возник в период структурного и политического кризиса СССР. Во-вторых, он усматривал опасность в интернационализации конфликта. Нечто подобное произошло позже в Грузии. Поэтому, вступая в контакт со Степанакертом, президент Азербайджана на тот момент стремился упредить дальнейшее развитие событий и не допустить того, чтобы движение армян Нагорного Карабаха в мировом сообществе воспринималось бы как национально-освободительное. Мы практически уверены в том, что Алиев-старший, если бы ему хватило времени, смог превратить Нагорный Карабах из "субъекта сепаратизма" в сильный политический и экономический субъект в самом Азербайджане, дав карабахцам расширенные полномочия и соответственно ограничив полномочия Баку.
    У Ильхама Алиева иное представление о ситуации. В интервью REAL ТВ он заявил, что "нагорно-карабахский конфликт, оккупация азербайджанских земель, тяжелое положение более миллиона беженцев, вынужденных переселенцев — тяжкое наследие тандема НФА — Мусават". Это действительно так, хотя и не вся правда, которую еще предстоит выявлять будущим историкам. Дело в другом. Алиев-младший совершает многолетний дипломатический круиз по разным форматам переговорного процесса по урегулированию конфликта, но все время упирается лишь в один и тот же силовой вариант, на что в свое время рассчитывал блок НФА — Мусават. И время играет не в пользу Баку. Вспомним, как в конце 2016 года Алиев уже выступал с интригующим заявлением: "На нас за закрытыми дверями оказывается давление с целью принудить к соглашению о признании независимости Нагорного Карабаха. Мы не раскрываем многие детали, потому что есть правила дипломатии. Азербайджан никогда не согласится на это". Как говорится в русской пословице, дыма без огня не бывает.
    Более того, Пашинян после проведения дипломатического марафона с Азербайджаном, представляя программу правительства с трибуны парламента Армении, заявил, что "вопрос непосредственного участия Нагорного Карабаха в переговорах в эти месяцы был одним из ключевых подходов армянской стороны. На самом деле эта позиция Азербайджана (имеется в виду условие азербайджанской стороны об участии азербайджанской общины в переговорах — С.Т.) нуждается в серьезнейших пояснениях. Дело в том, что так называемая азербайджанская община Карабаха все это время участвовала в переговорах. Каким образом? Все очень просто… Все это время так называемая азербайджанская община Карабаха участвует в парламентских и президентских выборах в Азербайджане, они являются гражданами Азербайджана, следовательно, президент Азербайджана избран в том числе и "азербайджанской общиной Карабаха". В то же время армяне Нагорного Карабаха не участвовали как в выборах президента Азербайджана, так и в разных выборах в Армении".
    Так формируется заколдованный круг: мандат президента Азербайджана подразумевает под собой получение мандата на представление и защиту интересов всего народа Азербайджана, в том числе и армян Народного Карабаха, с лидером которых он не намерен встречаться и вступать в переговоры. Напомним, что глава МИД России Сергей Лавров заявлял, что "решение об участии Нагорного Карабаха в переговорах по урегулированию конфликта в этом регионе должно быть согласовано самими Ереваном и Баку", то есть Москва не против. Но пока инициирована дискуссия о том, считать ли армян Нагорного Карабаха народом или не считать. Теперь заведующий отделом по вопросам внешней политики администрации президента Азербайджана Хикмет Гаджиев в интервью АЗЕРТАДЖ говорит, что "заявления, сделанные в последнее время со стороны Армении на различных официальных уровнях, ни в коем случае не служат продвижению переговорного процесса", а слова пресс-секретаря Пашиняна и других официальных лиц Армении "об участии в переговорах представителей выдуманного режима, созданного на оккупированных территориях Азербайджана, не что иное, как попытки парализовать переговорный процесс".
    Действительно, интересно было бы узнать, о чем будут теперь вести переговоры главы МИД Азербайджана и Армении в случае, если состоится их встреча в Мюнхене. Самым лучшим и неожиданным выходом для всех является установление телефонной связи между Баку и Степанакертом, что резко изменило бы ситуацию в позитивную сторону. Со своими гражданами, даже если их считаешь "сепаратистами", нужно общаться. Если, конечно, умеешь смотреть в будущее. И первый ход должен сделать сильный. Баку пора, как говорит министр иностранных дел Республики Арцах (Нагорный Карабах) Масис Маилян, "наверстать упущенное".