И.о. премьер-министра Никол Пашинян в Капане поражение кандидата от партии «Гражданский договор» Нарека Бабаяна не связывает с недовольством, возникшим из-за назначения Унана Погосяна на должность губернатора Сюникского марза. «Конкретно в этом случае я исключаю, потому что мы, естественно, по опросам знали ситуацию, наоборот – во второй части недавней агиткампании рейтинг нашего кандидата зафиксировал серьезный рост, но, к сожалению, мы до конца не успели», – сегодня в беседе с журналистами сказал он.

Пашинян, конечно, по большому счету прав: назначение Погосяна не могло напрямую и столь резко оказать влияние на избирательный процесс в Капане. С другой стороны, это событие в условиях равной конкуренции могло существенно подорвать позиции кандидата от ГД, иными словами, не позволить, чтобы он сумел победить в равной борьбе с конкурентом или обойти его.

Кажется немного парадоксальным, что зная о не столь однозначном избирательном контексте в Капане, премьер хотя бы на несколько дней не отсрочил свое назначение.

Это обстоятельство, пожалуй, нуждается в особом разъяснении.

Может быть, Никол Пашинян не представлял, какой негативный резонанс может вызвать назначение Унана Погосяна. Если руководствоваться этой версией, то мы должны искренне высказать свое недоумение, поскольку переход от тактики конфронтации «черных и белых» к курсу демонтажа баррикад произошел очень резко, к чему, естественно, не было готово не только общество, но и команда Никола Пашиняна.

С другой стороны, Никол Пашинян явным образом переоценил свою риторическую позицию, будучи уверенным в том, что на митинге в Капане может не только обеспечить победу кандидата своей партии, но и сделать для общества убедительным назначение Унана Погосяна.

Получилась обратная картина: своим визитом в Сюник премьер-министр, по сути, из двух задач не сумел решить ни одну. Во всяком случае, это показывают результаты выборов в Капане.

Никол Пашинян вынужден смириться с той реальностью, что после парламентских выборов вся ответственность власти ляжет на его плечи, что приведет к некоторому снижению рейтинга – со всеми вытекающими из этого последствиями. Иными словами, постепенно проходят те времена, когда каждое слово лидера революции общество принимает безоговорочно.

Ситуация сложна и с иной точки зрения. Если Никол Пашинян публично признает, что ошибся в вопросе Унана Погосяна, то за этим должно немедленно последовать кадровое решение, что хотя бы в данный момент нецелесообразно, если учесть, что впереди внеочередные парламентские выборы.

Проблема не в Унане Погосяне, отставку которого общество примет даже с овациями, а в том, что Никол Пашинян будет вынужден пересмотреть свои политический мессидж о демонтаже баррикад, что может породить некоторые риски и даже создать форс-мажорные ситуации.

Никол Пашинян явным образом не склонен повторить сценарий ереванских выборов и на парламентских выборах, тем более, что в новом НС оппозиция согласно Конституции, будет представлена на одну треть, а это предполагает хотя бы минимальный уровень диалога с остальными политическими силами. Кроме того, явным образом не хватает и времени для того, чтобы для парламентских выборов был задействован новый политический мессидж, тем более, что тезис о демонтаже баррикад был ключевым в последних публичных выступлениях премьера.

Как бы то ни было, в настоящее время констатируем, что Никол Пашинян назначением Унана Погосяна сделал определенно неверный расчет, и возникшая ситуация требует развязки.